Внимание!
Предложения и заявки заказчиков

Размещение рекламных материалов

коммерческая реализация изобретений - ООО 'Адвансед Девелопмент Проджект' смотреть>>>

Требуются разработки по средствам контроля и ограничения по количеству дисковых операций производимых одним пользователемдля хостинг провайдера. смотреть>>>

Требуются разработки по использованию низкопотенциальной энергии смотреть >>>

Теория амеров А.Асвира

Валерий Симаков

Теория амеров по Александру Асвиру

В Древней Греции после нескольких довольно мощных интеллектуальных попыток в лице Фалеса, Анаксимандра и др. следует еще более мощный интеллектуальный бросок в лице Левкиппа (500-440) из Милета (Абдеры или из Элеи?) и Демокрита (470-360) из Абдеры решить задачу определения «начал» мира, их содержания, порядка и причин движения. Аэций писал: «Левкипп и Демокрит принимают атомы и полагают, что деление останавливается на неделимых и не идет в бесконечность; атомов – бесконечное множество, пустота же беспредельна по величин. Демокрит учил, что атом может быть размером с наш мир» Напомню, Левкипп был лет на тридцать старше Демокрита. (Лебедев С.П. Идеализм: история и логика генезиса, СПБ., 2008, с.179). Диоген Лаэртский: «Все (по Левкиппу и Демокриту – В.С.) совершается по необходимости, так как причиной возникновения всего является вихрь, который Демокрит называет необходимостью (ананке), а какова она он не объясняет». Аристотель: «Левкипп и Демокрит выставляют в качестве причины возникновения нашего неба и всех миров случай. Первопричины у них по величине неделимы. Они говорят, что вихревое движение, которое произвело разделение (масс материи) и привело все в этот порядок, возникло само собой. Они говорят, что животные и растения не случайно существуют и возникают, но причина этого есть или природа, или ум, или что-нибудь другое в таком роде, что из каждого семени возникает не что попало, но из такого-то семени - оливковое дерево, из такого-то – человек, небо же и самые божественные из видимых вещей возникли само собой; такой же причины, как у животных и растений, у них нет вовсе. Они же говорят, что есть невозникшее, и посредством этого соображения Демокрит доказывает, что невозможно, чтобы все возникло. Время не имело начала. Ум, откуда он и как он присущ существующим вещам они легкомысленно оставили без внимания». Гален: «Они (Левкипп и Демокрит) считают первотела не испытывающими воздействия извне. Первотела не могут не могут подвергаться изменениям. Ни один из атомов не нагревается, не охлаждается, не делается ни сухим, ни влажным, не становится ни белым, ни черным и вообще не принимает никакого иного качества вследствие полного отсутствия изменения в атоме». Симплиций: «Демокрит и Левкипп…учили, что не только в мире есть пустота, но также и вне мира». (Антология мировой философии, в 4-х тт., т.1, ч.1, М., 1969, с.321-346). «У атомистов, - указывает современный исследователь С.П.Лебедев, - есть даже допущение, согласно которому первоначально существовало одно первотело, которое однажды «разломалось» на множество атомов» (Лебедев С.П.Идеализм: история и логика генезиса, СПБ., 2008, с.184).
Сегодня Демокрит известен исследователям прежде всего как автор учения согласно которому все в мире состоит «из перемещающихся атомов и абсолютной пустоты». «Между тем, - обращает наше внимание другой современный отечественный исследователь Александр Асвир, - в начале прошлого столетия в его учении исследователями его творчества был обнаружен и другой, более глубинный уровень - америзм, согласно которому его атомы и пустота в свою очередь состоят из амеров, еще более мелких, заполняющих все пространство, но неустранимых и перемещающихся элементов подлинной материи» (http:// www.asvir./vozvr.htm 04.05.2008). Обращаю внимание вновь на этимологию слова «амер». Греческое слово «амер» было произведено Демокритом из соединения двух слов (частей речи): «а» – отрицательная частица, «мера» – существительное, означающее предел, количество, граница проявления. Если соединить два слова воедино (части речи), получится другое слово, обозначающее «не имеющее предела», «не имеющее количества», не имеющее границы проявления». Слово «амер» Демокрита этим похоже на слова «атом» (а+томос) и «апейрон» (а+пейрон) Анаксимандра. Но на этом сходство слова «амер» Демокрита с апейроном Анаксимандра кончается, ибо это, по А.Асвиру, совершенно новое название совершенно новых частиц, гораздо более «мелких» (тонких), чем атом, составляющих, по его мнению, первоматерию («подлежащее») Вселенной.
А.Асвир напоминает о том, что все «попытки исследователей заглянуть внутрь вещей и явлений, есть требование назвать свое последнее имя последнему нечто природы. Мы знаем, - говорит Асвир, - что молекулы состоят из атомов, атомы – из элементарных частиц. А из чего состоят элементарные частицы? Какие объекты существуют на субэлементарном уровне? Партоны, кварки, глюоны, струны, виртуальные частицы. Но не порождены ли надежды на их существование лишь особенностями тех формальных схем, в рамках которых сегодня пытаются найти единство микромира? Не ищут ли исследователи там просто очередную матрешку? А может быть, в субмикромире нас ожидает нечто совершенно другое, совершенно непохожее на все то, что встречалось нам до сих пор. Здесь и ниже постоянным рефреном звучит мысль о том, что движущиеся в пустоте неизменные частицы не являются «последним именем природы», что они не точная копия реальности, но только ее приблизительная модель, объективность которой имеет свои пространственные и временные границы. На субъэлементарном уровне необходимо выделить в качестве предмета познания фундаментальный непрекращающийся объект, который и станет основой нового материалистического (материологического – В.С.) мировоззрения» (Асвир А. Неоматерилизм: философия и метафизика, М., 2008, с.9).
Но известный отечественный исследователь В.П.Зубов в работе «Развитие атомистических воззрений до начала XIX века» говорит об амерах Демокрита как о «неделимых времени» (έν άμερεί) и о «неделимых пространства» (Зубов В.П. Развитие атомистических воззрений до начала XIX века, М., 1965, с.91). «В историко-философской литературе, - пишет теперь уже С.П.Лебедев, - до сих пор идет дискуссия относительно вопроса о том, нужно ли считать неделимость атомов только физическим или к тому же еще математическим явлением. Мнения исследователей разделились на две группы. Одна группа (В.Ф.Асмус, Р.А.Аронов, М.Д.Ахундов, С.Я.Лурье) считает, что наряду с неделимыми с физической точки зрения атомами («амеры»), имеют место особые тела, свободные от наличия в них частей. Их аппоненты (И.Г.Башмакова, П.П.Гайденко, В.П.Зубов и др.) не видят надобности в допущении таких амер, ни достаточного подтверждения этому в источниках. Проблема, - пишет далее он, - состояла якобы в следующем. - Тот мыслитель, который допускает некую наименьшую величину (неделимую), тотчас вступает в конфликт с математическим мышлением, исходящим из очевидного предположения, что любой величины отрезок прямой может быть разделен хотя бы на две равные части. Если между физическим и геометрическом есть какая-то связь, то предположение о существовании минимальной неделимой величины выглядит неудачно с точки зрения математики. Аристотель, - говорит С.П.Лебедев, - об этом сказал резче, отметив, что человек, «вводящий наименьшую величину, пошатнул бы величайшие (основы) математики». ( Лебедев С.П. Идеализм: история и логика генезиса, М., 2008). С.Я.Лурье пишет: «Такое математичесекое тело (амер – В.С.) гораздо труднее помыслить себе, чем физический атом, а представить его конкретно и вовсе невозможно: оно, очевидно, не должно иметь правой и левой сторон, верха, низа, и т.д., и тем не менее оно должно быть материальным и обладать протяжением. Очевидно, такое тело не делимо и математически, так как из него нельзя мысленно выделить какую-либо часть: таких частей у него не существует. Это неделимое тело должно быть бесформенным, мельче физического и должно находиться внутри него (Лурье С.Я. Очерки по истории античной науки. Греция эпохи расцвета., М., 1947, с.167-168).
«Возражения этому, - продолжает С.П.Лебедев, - основываются, как правило, на том, что нет достаточно внятных указаний на существование таких тел с математическими свойствами». В.П.Зубов указывает, что «у нас нет достаточно данных утверждать существование у Демокрита представления, будто наряду с физически неделимыми атомами (или, так сказать, внутри них) существуют в качестве их компонентов еще более мелкие неделимые части, или «амеры» (Зубов В.П. Развитие атомистических представлений до начала XIX века, М., 1965, с.15). «Многие соглашаются с этим высказыванием В.П.Зубова, - говорит С.П.Лебедев, - но дело даже не в отсутствии данных (они ведь могли и не сохраниться), а, видимо, в отсутствии смысла предполагать такого рода тела. Действительно, смысл в таком предположении был бы в том случае, если бы Демокрит строил физический порядок по законам математики, но незаметно, чтобы он ставил перед собой такую цель. А если не ставил, то и не слишком боялся упреков со стороны математического мышления. Судя по всему, его задача состояла в другом – в построении физической картины мира, не противоречащей прежде всего чувственному опыту, а вовсе не математике. Думается, есть основания согласиться с П.П.Гайденко, который говорит о том, что нерасчлененное и неясное понятие «монады» ранних пифагорейцев именно благодаря Левкиппу и Демокриту (позднее – Платону и Ксенократу) «расщепилось» на физический атом и математическую амеру».(Гайденко П.П.История греческой философии и ее связи с наукой, М., 2000, с.71). Страницей выше С.П.Лебедев приводит слова Эпикура, который в отличие Левкиппа и Демокрита, «не считал, что атомы не имеют частей, но считает, что они неделимы вследствии неподверженности внешним воздействиям» (Лурье С.Я.Демокрит, Л., 1970, с.235; Лебедев С.П. Идеализм: история и логика генезиса, М., 2008, с.191, 192, 193). На странице 193 Лебедев добавляет: «Будь атомы делимы, не существовало бы беспредельного множества элементарных тел, а было бы одно беспредельное первотело, которое мыслилось бы единым «непрерывным по соприкосновению». Сегодняшний опыт атомной физики показывает вроде бы, как есть все на самом деле и поэтому рассуждения А.Асвира стоит считать нужными, важными и потому требуют своего серьезного обсуждения.
Теперь перейдем к анализу содержания работы отечественного ислледователя Александра Асвира «Неоматериализм: философия и метафизика», запущенной им «в сеть» Интернета на веб-сайте www.aswir.ru, в марте 2006 г., но, написанной им, согласно его заявления, в 1987 г.
«Подавляющему большинству Демокрит, - пишет А.Асвир, - известен как один из авторов атомизма, согласно которому, все в мире состоит из перемещающихся атомов и пустоты. Между тем, столетие назад в его учении был обнаружен другой глубинный уровень – америзм, согласно которому и атомы и пустота в свою очередь состоят из амеров, еще более мелких, заполняющих все пространство, неустранимых и неперемещающихся элементов подлинной материи.». (Асвир А. Неоматериализм: философия и метафизика, www.aswir.ru, с.7).
. Наличие америзма – второго, глубинного уровня во взглядах Демокрита, - уточняет Асвир, - подметили в начале ХХ века Г.Арним и Э.Франк. В дальнейшем эту точку зрения, - говорит он же, - развивали А.Ф.Лосев, С.Я.Лурье, А.О.Маковельский, М.Д.Ахундов и другие. Суть их позиции, если довести ее до логического конца, - говорит Асвир, - состоит в следующем: в учении Демокрита прослеживаются два качественно различных уровня – атомизм и америзм. В первом – существуют атомы и пустота; во втором – амеры, своего рода «атомы» пространства, «элементы вездесущей материи». Абсолютной пустоты на этом уровне у Демокрита уже нет. Что такое амер теперь уже Г.Арнима, Э.Франка, А.Ф.Лосева, С.Я.Лурье, А.О.Маковельского, а в конечном итоге, все-таки А.Асвира? «Амер – это пространственный минимум материи, материальный «атом дискретного пространства. Физическое деление материи останавливается на атомах Демокрита, - пишет А.Асвир. - Но в качестве истинной праматерии выступают амеры. Они одновременно являются атомами пространства и мельчайшими составными частями атомов (физико-химических элементов Демокрита – В.С.). Так как материю всех атомов Демокрит мыслил одинаковой, то их разнокачественность является только их разной структурой», - приводит А.Асвир мнения и некоторых выше названных авторов. Но «природа амеров у всех этих исследователей осталась невыясненной», подчеркивает он. Исходя из этого, А.Асвир берет на себя решение этой задачи.
Логическая реконструкция амерических взглядов Демокрита, по А.Асвиру выглядит так: 1. Амеры – образуют элементы пространства-материи, они есть само пространство-материя; 2. Амеры неперемещающиеся материальные объекты. Амеры не обладают свойствами перемещающихся тел. 3. Материальные атомы образуют перемещающиеся частицы и пустоту. 4. Все перемещающиеся частицы вещества (атомы и молекулы) в каждый момент своего движения состоят из неперемещающихся амеров. Идея дискретного перемещения принадлежит эпигонам Демокрита, считает А.Асвир. Сам же Демокрит, считает наш автор, никогда не предполагал, что «атомы» пространства перемещаются точно также, как и атомы вещества. Поэтому амеры Демокрита не имеют массы. (Асвир А.Неоматериализм. Философия и метафизика, М., 2006, с.30, 31).
Далее А.Асвир указывает, что он в рамках теории об амерах – америзма остается сторонником диалектики К.Маркса и, естественно, Г.Ф.Гегеля, правда, сторонником более умеренным, чем это было свойственно тем, кто до недавнего времени боготворил марксизм и гегельянство. Это, откровенно сказать, настораживает. Но, понятно, что сразу выйти из «черной марксистско-гегелевской интеллектуальной дыры» невозможно.
«Исходный образ механики, - говорит А.Асвир, - есть подлинное основание современного материалистического мировоззрения. Но осознать это мешает их неразрывная связь и отсутствие достойных альтернатив. Америзм же Демокрита, - пишет А.Асвир, - ведет к глубокой деформации всей этой исторически преходящей версии материализма и требует ее пересмотра. Это выливается в необходимость отказа от ряда весьма важных сегодня философских тезисов, которые считались несомненными атрибутами материалистического мировоззрения, но на деле принадлежали лишь механической концепции и концепции непрерывности. (Асвир А. Неоматериализм. Философия и метафизика, М., 2006, с.47). Попробуем уяснить себе насколько прав А. Асвир в этих своих утверждениях и что он предлагает взамен изъятых из современных «теорий» материи «механической концепции и концепции непрерывности».
«Каково «последнее имя природы», каким оно представляется ученым и философам сегодня, – пишет он. – Молекулы состоят из атомов элементов, атомы - из элементарных частиц. А из чего состоят сами элементарные частицы? Какие объекты существуют на субэлементарном уровне? Партоны, кварки, глюоны, струны, виртуальные частицы? Не порождены ли надежды на их существование лишь особенностями тех формальных схем, в рамках которых сегодня пытаются найти единство микромира? Не ищем ли мы там, - пишет Асвир, - просто очередную матрешку? Может быть, в субмикромире нас ожидает нечто совершенно неожиданное, непохожее на все то, что встречалось нам до сих пор?»
В настоящее время ученые воспринимают протон, электрон и прочие элементарные частицы как качественно различные объекты. Единственная возможность для исследователя нащупать единство их, считает Асвир, признать такие частицы структурами, состоящими из каких-то доселе неизвестных нам элементов и искать причины сходства и различия их свойств в сходстве и различии их структур. Что это за структуры и каковы эти элементы? Удовлетворительного ответа на эти вопросы, по мнению А.Асвира, пока еще нет. «Основная причина этого, - утверждает он, - состоит в том, что мельчайшие перемещающиеся частицы вещества уже не состоят из перемещающихся частей. В очень малых пространственных и временных областях мы столкнулись с границами объективности самой механической концепции. Представление о себетождественной перемещающейся корпускуле, бывшее в течение двадцати пяти веков основой материалистического мировоззрения, оказывается необъективным в микромире. Движущиеся в пустоте неизменные частицы не являются «последним именем природы», они не точная копия реальности, но только приблизительная модель, объективность которой имеет свои пространственные и временные границы». На субэлементарном уровне, считает А.Асвир, необходимо выделить в качестве предмета познания фундаментальный неперемещающийся объект, который и должен, по его мнению, стать основой нового материалистического мировоззрения» (там же, с.9). В настоящее время перед естествоиспытателями и мыслителями стоит не математическая и даже не физическая задача, утверждает А.Асвир, а задача метафизическая, ибо им необходимо выделить в качестве предмета познания новый фундаментальный элемент реальности. «В очень малых пространственно-временных областях, - говорит А.Асвир, - становятся непригодными не отдельные классические законы и принципы, а сама основа современного материалистического мировоззрения – механистическая концепция. От нее-то и нужно, по его мнению, отказаться, заменив ее другой, немеханической концепцией» (Асвир А. Неоматериализм: философия и метефизика, М., 2006, с.12). Отказаться в современной науке о материи (материологии) вроде бы есть от чего, а есть ли то, что стоит принять?
«Какой бы сильной степени формализации не достигла физика, - пишет А.Асвир, - она в конечном итоге основана на образном представлении о существовании в природе некоторого основополагающего объекта, свойства которого позволяют объяснить окружающую нас действительность. Эта базовая метафизическая гипотеза, лежащая в основе всего нашего мировоззренияч, и есть его исходный образ» (там же, с.12). Основой современного материального мировоззрения, как известно, является атомизм – предположение о существовании перемещающихся в пустоте атомов – себетождественных тел, меняющих свои координаты в зависимости от времени. Подавляя противников чувственной достоверностью и огромной эвристичностью, считает А.Асвир, классическая физика возвела атом и пустоту в ранг онтологических сущностей. Гипотеза превратилась в абсолют, модель – в точную копию реальности. «Ученые надеялись, - говорит А.Асвир, - что с помощью атомизма им удастся объяснить все явления природы. Однако с появлением электродинамики Максвелла, открытия наибольшей скорости и наименьшего действия и создание на их базе гипотетических релятивистской и квантовой теорий поставило под сомнение всеобщность механической концепции. Механика с той поры перестала быть фундаментом физики, сама же физика в этих условиях утратила свою субстанциальную основу». Стоить напомнить, что специальная теория относительности А.Эйнштейна и квантовая теория (наименьший квант действия) М.Планка возникли и вошли в науку не совсем законным путем – созданием математических формул путем подгонки под результаты физического эксперимента, то есть путем их формирования в процессе умственных математических манипуляций. К тому же физики, и это мы вынуждены признать, также незаконно ввели в квантовую механику термин «механика», заимствовав его из классической механики. Подобное в науке в общем-то не возбраняется. Но тогда надо дать новую интерпретацию этого понятия. Было ли это сделано? Нет! Этого сделано не было. Как была механика в классической физике, такою же она осталась в квантовой механике, то есть неклассической (постклассической якобы) физике. И потому за время ее существования и такназываемого развития неинтеллектуального мусора в квантовую физику было привнесено предостаточно. В результате таких интеллектуляций квантовая механика получилась похожей на существо с туловищем лошади (классическая механика) и головой человека (квантовая механика). своего рода «кентавр».
Мнение о квантовой физике А.Асвира: «Исходный образ квантовой механики есть метафизическая гипотеза, объективность которой в макромире отнюдь не свидетельствут о ее объективности в микромире. На субэлементном уровне, то есть в областях меньших 10‾¹³ см и 10‾²³ сек, понятие себетождественной перемещающейся корпускулы перестает соответствовать действительности. Там-то и необходим новый исходный образ нашего мировоззрения, следующее «последнее имя природы», - считает он. (Асвир А. Неоматериализм: философия и метафизика, М., 2006, с.13). Новый исходный образ материйного мировоззрения, «последнее имя природы», «фундаментальные элементы более глубокого уровня реальности», по Асвиру, надо искать (или «создавать») на уровне «ниже» размера ядра атома физико-химического элемента. Кварковую модель элементарных частиц, как мы видим, он обходит стороной, не видя в ней ничего научного.
Раздел «Становление и формулировка нового исходного образа» своей работы «Неоматериализм: философия и метафизика» А.Асвир начинает словами: «Диалектическое отрицание старого есть первый этап становления нового» (с.14).Скажу, что такое начало поиска «нового исходного образа» Асвиром несколько настораживает. Формулировка им пути поиска «последнего имени природы», обозначенного им законом «отрицание отрицания», принадлежит Г.Гегелю, Марксу и Ульянову (Ленину). К тому же понятия «пустота», «перемещение» и «концепция непрерывности» - это не атрибуты исходного образа «заквантовой» механики, уважаемый коллега Асвир. Это совсем из другой философской увертюры (лат. начало, вступление). Более того, автор создающий «образ нового исходного образа» никогда даже не думает о том, что он что-то отрицает. Он просто создает нечто другое и ему нет никакого дела до того, что до него и рядом с ним сейчас существует нечто иное и что ему надо почему-то в непримиримой борьбе отрицать это и в борьбе этой с ним его уничтожить. Он создает и развивает его далее другое потому, что прежнее уже исчерпало себя, работает плохо, с постоянными перебоями или не работает вовсе. Ему нет никакого дела до того, что это старое существует, властвует, он просто нашел нечто другое и пытается досказать, что это надо понимать так-то.
Далее Асвир приводит слова П.Гассенди о том, что «если вся Вселенная была бы заполнена и как бы набита материальными вещами, то в ней должна была бы царить всеобщая неподвижность; ведь ничто не могло бы двигаться, не расталкивая всего остального» (Гассенди П. Сочинения, в 2-х тт., т.1, 1966, с.140). Замечу, отказ от некоторых прежних идей и теорий (старыми-то их назвать никак нельзя, ибо идеи и теории не стареют) не есть еще их отрицание. Ведь может получится так, что через какое-то время эти идеи, эта теория будет вновь востребована к жизни и заработает в новых условиях с новой силой и совсем по другому. Сравню идеи работ Хр.Вольфа и нашего М.В.Ломоносова. Во многих местах наш исследователь вроде бы говорит языком своего учителя, но результат-то мы видим совершенно иной. Почему? Отвечу: потому что наш Ломоносов материолог атомного толка, в то время как Вольф – идеалист лейбницевско-платоновского толка. Или: идеи Демокрита в невостребованном состоянии просуществовали с V в. до н.э. до XVII столетия новой эры, т.е. более двух тысяч лет. Аристотелизм возник на основе развития идей Платона и предшествующих ему идей Фалеса, Анаксимандра, Анаксагора, Протагора, Эмпедокла, Гераклита и других, но не в результате отрицания идей Демокрита. Правда, надо сказать, А.Асвир, в своем исследовании нигде внешне фактически не использует гегелевские законы «отрицания отрицания», «закон единства и борьбы противоположностей» и пр., и потому, в конечном итоге, приходит к нормальному пониманию «состояний элементов материи или ее отдельных «точек». Сам А.Асвир вводит понятие «амер» не путем отказа (отрицания) от понятия «атрибут механических представлений – концепции непрерывности» и понятия атома, а их признания, отталкивания от них. Я еще раз подчеркиваю – признания, а не отрицания.
«Самым большим «грехом» континуума (непрерывности – В.С.), - пишет Асвир, - является отсутствие у него актуального образующего элемента. Точка континуума – бесконечно малый объект, который находится где-то в конце безостановочного процесса деления (недостижимого ни за какое определенное количество шагов) и потому существует всегда как незаконченное, незавершенное, потенциальное» (там же, с.18) Это отсутствие актуального элемента континуума ведет, по Асвиру, к невозможности указать его собственные размеры. Континуум метрически аморфен, метрика вносится в него извне. Поэтому любая физическая теория, использующая концепцию непрерывности, вынуждена вводить пространственные и временные масштабы в качестве самостоятельных предположений. В континууме, по его мнению, нет естественных единиц протяженности и длительности, часы и линейку мы можем внести туда только дополнительно и насильственно. Непрерывное не может, по его мнению, породить дискретное и потому любая основанная на континууме физическая теория в принципе неспособна определить свои константы теоретически. «В континууме невозможно, - пишет А.Асвир, - не только теоретически определить какую-то физическую константу, но даже предположить ее существование. Любая конкретная величина является дополнительной по отношению к континууму гипотезой и абсолютна чужда ему». (Асвир А. Неоматериализм: философия и метафизика, М., 2006, с.18).
В континууме не может быть никаких разнородных процессов, считает Асвир. Континуум, по его мнению, вообще не процессуален. Концепция непрерывности, по А.Асвиру, оказывается неудовлетворительной и с чисто логических позиций. Континуум всегда был, считает он, противоречивой конструкцией. «Сохраняя его, мы вынуждены, - говорит Асвир, - плодить его противоречия». Отказ (по-асвировски – отрицание) от непрерывности (континуума), естественно ведет к идее прерывности (дисретности), или выражаясь языком, подобным континуалисткому, А.Асвир рядом с понитием «континуум» фактически вводит понятие «дискретуум» (дисретное пространство). Далее, исходя из этого, он пытается сформулировать сущность этого «пространства» - дискретуума. Делает Асвир это следующим образом: в начале он выделяет «некоторый объем элементарного дискретного пространства. Им у него оказывается «некоторая точка». Продолжу его ответ его же словами. «Дискретным пространством, - говорит Асвир, - я назову множество элементов, между которым существует отношение «смежность». Оно (отношение «смежность» между многими элементами» - В.С.) состоит в том, что, в отличие от континуума, для любой точки дискретного пространства можно указать конечное число к ней ближайших смежных точек. Расстояние же между смежными точками дискретного пространства по определению всегда равно единице. Точки дискретуума А.Асвира заполняют собой все пространство, но в отличие от точек континуума, образующий элемент дискретного пространства имеет конечный объем (размер). Это же, в свою очередь, согласно утверждения анализируемого автора, означает, что точка дискретуума существует актуально, а не потенциально, как то было с «точкой» континуума. У континуума вообще не может быть естественной точки. Или, если она все-таки есть, то только как производное нашей мысли и в нашем мозгу. «В простейшем случае, - пишет А.Асвир, - точки дискретного пространства можно представить в виде одинаковых многогранников, заполняющих все пространство без наложений и промежутков, где смежными являются, к примеру, многогранники с общими гранями» (Асвир А. Неоматериализм: философия и метафизика, М., 2006, с.21). М.В.Ломоносов такое дискретное пространство в 40-х гг. XVIII века представлял, сложенным из «шаричков», обладающих некоторой «атмосферой» («шубой»), ибо «сложить» дискретное пространство из «шаричков» без «пустоты», или как он еще говорил «скважин» невозможно. Но и объемные «многогранники» А.Асвира вызывают некоторое недоверие. Наилучшим образом в этом случае подходят «кубы». То есть все пространство может состоять из точечных кубов один к одному. Они, в данном случае, не существуют раздельно. Они – единая среда, подобные в этом плане фигурой числам Пифагора, Архита, Филолая, идеям Платона или монадам Лейбница. Эти фигуры («смежные тела») ввели в свое время Пифагор и его последователи вплоть до Платона. По мнению сторонников континуума, например, Декарта, пространство однородно и не имеет пустоты. А как тогда понять однородность дискретуума А.Асвира? «Скорее всего, - пишет Асвир, - как некую одинаковость, равноценность, равнозначность, когруэнтность образующих его точек». В конечном итоге, его модель дискретной плотности или объема, состоящая из пятиугольников или призм подобного рода приближается, к сферической симметрии, то есть он приходит опять-таки к ломоносовскому пониманию дисретуума, который попытались раскритиковать некоторые современные его комментаторы: Карпеев и др. Если дисретуум состоит из многоугольных пирамид, то сразу же напрашивается вывод о неподвижности такого пространства. Кстати сказать, у М.В.Ломоносова все части дискретного пространства двигались: вращались вокруг своей оси, совершали колебательные движения («тряслись») и перемещались в пространстве потому, что он работал фактически только в слое атомов физико-химических элементов. В дискретном пространстве Асвира все стоит, все неподвижно. «Специалистам по дискретной и комбинаторной геометрии еще предстоит, - уточняя свои модельные построения дискретуума, говорит А.Асвир, - перечислить конкретные физические пригодные модели дискретного пространства или указать хотя бы одну из них». «Тела» дискретного пространства А.Асвира имеют одну форму «движения» – двоичного изменения внутреннего состояния смежных амер, через другой. (Асвир А. Неоматериализм. Философия и метафизика. М., 2006, с.25). Ах, да, но ведь это противоречит формально логическому «здравому смыслу», от которого наиболее творчески интеллектуальная часть планеты (от противоположенной ему интеллектуальной части) столь много «натерпелась за многие века своего существования. Значит здесь должно быть что-то иное, совершенно другое понимание реальности. А какое? – спросите вы. Отвечу: мы еще не дошли до моего изложения понимания того, что нас окружает и что мы сами являем по отношению к этой среде, хотя скажу, что кое-что я уже изложил в своих работах, опубликованных на сайте «imfo.moiidei.ru». А.Асвир же говорит: «Нужны дальнейшие поиски принципиально нового фундаментального элемента реальности и, естественно, становление на этой основе нового материалистического мировоззрения» (Асвир А. Неоматериализм. Философия и метафизика, М., 2006, с.29). Прекрасно! Я не знаю, кто бы с этим не согласился. Но где та дорога к этому иному – совершенно другому пониманию этой реальности, хотя древние говорили, что «все дороги ведут в Рим», но, по-моему, вернее, наверное, все же сказать – в Абдеры, к Демокриту, к его атомизму, то есть к тому пониманию реальности, к которому нас призывает в общем-то и Александр Асвир.
«Сегодня, - пишет Асвир, - становится все более ясно, что новые свойства каждого следующего, более высокого в эволюционном плане уровня реальности возникают в качестве особенностей структур предыдущего. У элементов этих структур, то есть у более глубокого уровня материи этих свойств еще нет. Но если заполняющие все пространство неперемещающиеся амеры могут образовывать различные структуры, то естественно предположить, что они чем-то отличаются друг от друга. Чем же разнятся неперемещающиеся амеры? Ясно: ни зарядом, ни массой, ни спином, ни энергией, ни импульсом, но только своими внутренними состояниями. Что такое «внутреннее состояние амера»? Вот что можно сказать о нем, «противопоставляя свойства непрерывного и дискретного поля», говорит Асвир. Далее он представляет таблицу из двух полей: непрерывного и дискретного, каждое из которых состоит из семи пунктов, выделяя в каждом непрерывную делимость и делимость конечную. Я не буду их рассматривать, ибо это слишком простая таблица и из того, что я представил вашему взору можно сделать те же самые асвировские выводы. В конечном итоге, считает Асвир, свойства амера, как и само его бытие, должны быть постулированы. Сам Демокрит не оставил ничего о постулатах своей модели амерической Вселенной. Выполнение этой большой работы А.Асвир взял на себя, не соглашаясь, правда, с тем, что исходя из предложенного им, его действия все-таки нельзя рассматривать, «как попытку приписать Демокриту свои собственные взгляды». Правда, предупреждает А.Асвир, не стоит возлагать особые надежды на какие-то «естественные» обоснования свойств амеров, ибо основания не выводятся логически, иначе они не были бы основаниями» (Асвир А. Неоматериализм. Философия и метафизика, М., 2006, с.33). Поэтому все рассуждения о свойствах демокритовско-асвировских амеров он рассматривает всего лишь, как временные виртуальные леса. Эти виртуальныеи леса Асвир возводит вокруг некоторого виртуального объекта. Можно согласиться с тем, что в виртуальном плане асвировский амер существует. Можно ли строить «естественные» леса вокруг виртуального объекта? А почему бы и нет, но только те же - естественные виртуальные строительные леса!
Каков по «фигуре» и по размерам, согласно Асвиру, «исходный образ амеров»? Амер, согласно «расчетам» А.Асвира, это очень маленький элемент вездесущей материи с размерами много меньше размеров электрона, который находится в одном из нескольких возможных состояний в крайне малую единицу времени, переходящий из одного состояния в другое скачком, минуя какие бы то ни было промежуточные состояния под действием ближайших, смежных ему амеров. Это можно представить в форме своеобразного автоматически, ритмически, синхронно срабатывающего калейдоскопа состояний. Амер А.Асвира – это неделимый, недеформируемый, неперемещающийся материальный объект. Если размер электрона составляет 10‾¹³ см., то размер амера Асвира, наверное, равен планковской длине 10‾³³ см., ибо, как показывают расчеты исследователей, меньше этого в любой модели Вселенной быть ничего не может. Амеров одинаковых по форме и размеру, заполняющих все пространство без наложений и промежутков, нет. Впрочем ранее мы уже видели, что амеры у Асвира – это само дискретное пространство. Такого представления материи-пространства, надо сказать, интеллектуалы за всю интеллектуальную историю человечества еще не представляли. Возможно представления А.Асвира близки к представлениям Роджера Бошковича? К сожалению, работа хорвата Р.Бошковича «Теория естественной философии…» (1745 г.) до сих пор на русский язык не переведена. Так представлять амеры вернее, чем говорить о том, что они «заполняют все пространство». Амер в данный момент времени, по Асвиру, всегда находится в одном или нескольких возможных состояниях, число которых невелико. Выше я уже говорил, что Асвир предполагает число их может быть даже не более двух. Все возможные состояния каждого амера одинаковы. Каждое состояние амера пребывает временную длительность, много меньшую 10‾²³ сек. Амер Асвира меняет свои состояния скачком («кадрами», «порциями», «квантами») в результате его «взаимодействия» со смежными амерами, причем последующее состояние каждого амера определяется его настоящим состоянием и настоящими состояниями смежных ему амеров по некоторому единому для всех амеров локальному закону, наверное, близкому к Всемирному закону предустановленной гармонии Г.Лейбница. Все последующие состояния амеров, хотя они и разные для каждого из них, возникают одновременно.
Заключая постулатную, аксиоматическую часть своих рассуждений, А.Асвир уточняет, что «вне множества амеров ничто не существует». Из всего вышесказаенного им я бы еще раз особо выделил ту его мысль, которая гласит о том, что состояний (другие говорят о разностях энергиях) неперемещающихся амеров существует несколько, может быть только два. Естественно, если бы состояний амеров существовало одно, то мир амеров-пространства А.Асвира был бы «неподвижен», точнее – мертв. Вполне возможно, что таких состояний может быть и несколько, говорит Асвир, но не более 3-6. Такое понимание А.Асвиром «пространства» естественнее и доступнее «нематериальной темноты» Н.Б. Толорайи. Более того, Толорайя представляет «темноту» континуальной и безмассовой. А.Асвир считает, что амеры не имеют такого свойства как масса, хотя приписывает ему размеры и время существования его состояний. То есть в данном случае не все логично у А.Асвира в отношении свойств его амеров. Ведь «амасса» амера и состояния «амассы» амера без изменения размеров – это тоже свойства. Допустим, агрегатные состояния веществ, состоящих из атомов физико-химических элементов: твердое, жидкое, газообразное. Или «синий цвет» амера вдруг меняется на «желтый», «желтый» - опять на «синий». Но имеет ли, зададимся мы вопросом, цвет массу? Н.А.Лебедев доказал, что свет обладает давлением. Значит свет что-то все- таки имеет!? Амер, по Асвиру, если число его состояний равно двум, можно сравнить с триггером или мульвибратором, где единый протекающий процесс условно разделен на два состояния «0» и «1». Замечу, «0» - это не состояние, это - отсутствие состояния. Хотя, вроде бы как, отсутствие состояния – тоже состояние. Правда, переходы между состояниями амера Асвира происходят неизмеримо быстрее времени нахождения в этих состояниях. (?). Далее А.Асвир почему-то заявляет о том, что «природа состояний амеров здесь меня не интересует». Жалко! Тогда кого и где она может интересовать, ибо это очень важное звено теории амеров Асвира. Кто раскроет «природу состояний амеров»?
Каждый амер, согласно А.Асвиру, стоит рассматривать как процесс-состояние, протекающий независимо от всего остального, в том числе и от процессов-состояний, протекающих в это же время в смежных ему амерах и гораздо более дальних. Лишь в конце своего процесса-состояния, говорит Асвир, амер-пространство на миг становится доступным для воздействия смежных ему амеров. Затем процесс в амере вновь обособляется от всего остального до конца очередного цикла. Таким образом, утверждает А.Асвир, если в непрерывном мире монада Лейбница отображала в себе бесконечную Вселенную, то в дискретном мире амер Демокрита отображает только конечное число смежных ему амеров. Вселенная для каждого амера замкнута и навсегда ограничена ближайшими к нему амерами. Вне амера для этого же амера ничего нет. В данном случае, Асвир напоминает еще раз о том, что его амеры в чем-то сродни нематериальным монадам Лейбница – этим «избушкам без окон и дверей», меняющим свои состояния одномгновенно. Кстати, он сам пишет об этом так: «Смежные амеры (* ¤ * - В.С.) меняют свои состояния одновременно. Отсюда, если предположить, что эта одновременность однозначна, симметрична и транзитивна, следует, что все амеры меняют свои состояния одновременно. Это – разноместные синхронные события в множестве амеров. Значит, состояние множества амеров можно (все-таки можно! – В.С.) - считает Асвир, - определить через одновременные состояния его элементов, что позволяет, по его мнению, говорить о настоящем, предыдущем и последующем состоянии не только отдельного амера, но и всего множества амеров» (Асвир А. Неоматериализм. Философия и метафизика, М., 2006, с.36). Из всего сказанного Асвиром о состояниях амера (амеров) можно эти состояния определить как их свойство.
«Амер не способен деформировать, он абсолютно тверд», - говорит А.Асвир. В таком случае множество амеров, согласно его мысли, представляют собой абсолютно твердую, недеформируемую среду, которая находится вне перемещения. «Все это, если вдуматься, - подчеркивает он, - не противоречит ни СТО, ни ОТО А.Эйнштейна и его эпигонов, поскольку там отрицается возможность абсолютного пространства, абсолютного времени и абсолютно твердого тела в эмпирическом мире, где царит механическая форма движения» (ибид. с.36). Это заявление А.Асвира вновь заставляет меня мысленно споткнуться. Обидно, досадно, при таком в общем-то достоверном понимании некоторого бытия амеров. Ну да ладно!
Далее А.Асвир вновь напоминает о том, что «из этого множества амеров универсума «состоит все остальное, в том числе частицы и пустота». Естественно, интересно, как возникают и что представляют собой содержательно в понимании А.Асвира квантомеханические объекты – электрон, протон, нейтрон и прочее. «Предполагая число возможных состояний амера равным двум и называя одно из них «черным», а другое «белым», можно предположить, - пишет Асвир, - следующую спекулятивную схему. Частица – область пространства, занятая «черными» амерами; античастица – область пространства, занятая «белыми» амерами ( выше у меня – желтыми и синими, потому что черный и белый – это соответственно отсутствие цвета и «совокупность многих цветов – В.С.). Область пространства «серого цвета» – это, по Асвиру, вакуум – где число тех и других амеров одинаково. Здесь допустима, говорит он, характеристика, во многом сходная с потенциалом непрерывного поля, а именно: разность числа амеров в данной области пространства с «черными» и «белыми» состояниями, деленная на их сумму. Значения этой скалярной величины ограничены и изменяются от -1 до +1… Здесь необходимо остановиться и задуматься, - пишет Асвир (видимо делая попытку все-таки приблизиться к пониманию природы состояний амеров – В.С.), ведь в самом множестве амеров перемещения нет, перемещение зарождается только на квантовомеханическом уровне. Тут-то, - заявляет далее он, - и выясняется одно существенное обстоятельство, а именно: в множестве амеров любая статистическая структура несовместима с себетождественным перемещением. Дело в том, что никакой локальный закон, который управляет протекающим там дискретным процессом, не способен смещать статистическую, пространственно протяженную структуру целиком. Это означает, что в множестве амеров все статистические модели перемещающихся частиц принципиально неверны и должны быть отброшены. Каждый квантовомеханический объект представляет собой в действительности не себетождественную статистическую структуру, а структуру динамическую, изменяющуюся в виде пульсирующих сфер» (Асвир А.Неоматериализм. Философия и метафизика. М., 2006, с.39). Но «сфера», то есть фигура, форма – это тоже свойство. Объясните, коллега Асвир, - как это – «пульсирующих сфер», когда вы раньше говорили о том, что амеры себетождественные образования, меняющие только свои состояния. Я понимаю это так, что вы уже перешли из мира «множества амер» в мир элементарных частиц, этих квантовомеханических объектов, где свершились эмерджентные явления и они приобрели совершенно иные свойства-качества. То есть динамические квантовомеханические объекты – элементарные частицы как бы «играют», пульсируют, как, допустим, сердце в человеческом организме, «обновляя» с перекачиванием самое себя, как частицу универсума – человеческого организма. Я понимаю, что сейчас вы сделаете мне замечание насчет моего механически понимаемого процесса. Хорошо, поправлюсь, квантовомеханически. Но на 38 странице, вы сами говорите о том, что сами «не понимаете, что «такое само перемещение», то есть механика, кинематика и динамика движущихся амеро-квантовомеханических объектов. Конечно же, здесь я с вами согласен, что «нельзя говорить о постоянном исчезновении и возникновении частицы, но только о периодическом изменении ее состоянии, а значит структуры». Правильно ли я вас пониманию? Не исчезновение и возникновение, не «регенерации» и «трансмутации», а некий периодический процесс должен стать более точным описанием бытия любого квантовомаханического объекта. По вашему, именно периодический процесс, протекающий в данной области вездесущей материальной среды и есть, говорите вы, то, что ученые назвали частицами микромира и вакуумом. Перемещающийся, например, электрон (электрон, по Асвиру, не может быть себетождественной корпускулой), которая смещается в пространстве целиком. А.Асвир предлагает представить электрон «лишь в виде некоего структурного образования, элементами которого являются состояния неподвижных амеров». Более того, электрон, по Асвиру, в конечном итоге, следует понять как область пространства, которая отличается состояниями своих амеров от окружающего частицу «пустого» пространства» (ибид., с.40). Непонятно, что обозначает у вас выражение - «пустое» пространство», поставленного в выражении «пустое» в кавычки?
Согласно А.Асвиру, «множество амеров представляет собой некую вездесущую, дискретную, немеханическую среду, в которой протекает строго детерминированный дискретный процесс – структуру». Любой же квантомеханический объект представляет собой в действительности не летящий сквозь пустоту инертный шарик, а некую, по Асвиру, периодически повторяющую себя пространственно временную структуру в множестве амеров. Перемещения электрона в собственном смысле этого слова там еще нет, оно вторично, оно возникает, по Асвиру, позднее. «Это позволяет понять, - пишет А.Асвир, - что перемещающееся вполне может состоять из неперемещающегося, что мельчайшие перемещающиеся частицы вещества (элементарные частицы) в действительности вовсе никакие не летящие в пустоте корпускулы, а периодические образования в множестве вездесущих неперемещающихся амеров. В таком случае элементарные частицы оказываются уже не просто бесструктурными, себетождественно-неизменными объектами, а очень быстро повторяющими себя себетождественно-изменяющимися (пространственно-временными) структурами. Здесь элементарные частицы есть порождения вездесущей немеханической среды, квантово-механические образования, объекты переходного уровня, с одной стороны, механические, а с другой, - немеханические, лежащие на грани перемещающегося и неперемещающегося». А.Асвир заявляет, что «динамическая модель квантовомеханических объектов останется чистой спекуляцией до тех пор, пока не будет показано, что в некотором определенном варианте множества амеров действительно существуют какие-то периодические структуры, которые удастся отождествить с конкретными элементарными частицами:, т.е. теми же протоном, нейтроном и электроном». (Асвир А. Неоматериализм. Философия и метафизика. М., 2006, с.41, 42, 46).
«Может ли наблюдаемое состоять из ненаблюдаемого? Может ли стать предметом нашего познания принципиально ненаблюдаемое? – задается такими вопросами А.Асвир и отвечает: «Да, может. Что значит для человека «познать объект»? Это значит, - говорит А.Асвир, - делать предположения о нем и иметь возможность как-то проверять их. А можем ли мы проверять свои предположения о принципиально ненаблюдаемом амере? Тоже можно, -говорит Асвир, - если мы признаем класс ненаблюдаемых элементов субстанциальной основой, определяющей как само наблюдаемое бытие, так и все его особенности и свойства. Тогда метафизическая гипотеза о свойствах принципиально ненаблюдаемого объекта должна приводить к определенным свойствам наблюдаемых вещей. Сравнивая последние с найденными в опыте, исследователи смогут подтвердить или опровергнуть предположения о свойствах принципиально ненаблюдаемых элементов субстанциального уровня. В свою очередь, это будет означать, - считает Асвир, - что только наблюдаемость объекта однозначно связана с его воздействием на наши приборы, для его познаваемости такое воздействие может быть не обязательным. Если ненаблюдаемое первично, если наблюдаемое вторично, если свойства наблюдаемых объектов определяются свойствами объектов ненаблюдаемых, то последние могут быть (по Асвиру) познаваемы». Ненаблюдаемость амера не ведет, говорит Асвир, к его непознаваемости. Познаваемость амера состоит в возможности выбора (пока еще гипотетической) конкретной модели множества амеров, в которой может найтись класс структур, изоморфных квантовомеханических объектов. Свойства ненаблюдаемого демокритовско-асвировского амера в конечном итоге, по Асвиру, помогут нам определить наблюдаемые свойства известных нам объектов микромира; варьируя первые, можно надеяться получить вторые. «Выполнение подобной программы означало бы, - пишет А.Асвир, - что некая конкретная модель соответствует действительности и что гипотеза о существовании амера верна. Доказательство невозможности такой модели стало бы подтверждением ошибочности америзма и всех построений, связанных с ним. И пусть мы никогда не сможем увидеть в эксперименте истинную динамическую структуру образованных ими элементарных частиц. Но у нас есть возможность пробовать реализовать конкретные модели множества амеров в виде технически работающих конструкций, элементы которых будут во всем подобны амеру и в то же время мысленно разглядеть все связанное с его состоянием и не только. В этом нам может помочь искусственная интеллектуальная техника через экраны своих мониторов». (Асвир А.Неоматериализм. Философия и метафизика, М., 2006, с.53).
Конечно же, уважаемый коллега, все это, наверное можно осуществить, предлагаемым вами способом, тем более мы это уже как раз и делаем с теми «америческими» вещами, которым исследователи дали имена протон, нейтрон, электрон, нейтрино и т.д. Ведь стоит признать, что все вышеназванные объекты мы никогда не видели. Но мы о них вроде бы многое знаем и создаем на основании этого знания некоторые технические устройства? Так что видеть эти объекты не всегда обязательно, достаточно знать всего лишь их некоторые свойства и даже далеко не все. Так что путь познания отдельных амеров и множества амеров именно таким способом не беспочвенен. Когда-то мы не видели атомы физико-химических элементов. Сейчас мы их уже знаем в лицо, правда, с недостаточной разрешающей способностью. Обо всем этом я веду разговор с той целью, которая приближает нас к переходу рассмотрения вопроса: а что же такое материя?
В работе А.Асвира на 91-105 страницах помещен раздел «Материя-субстанция-сущность», то есть то, что мы вроде бы все ищем. По Асвиру вроде бы ничего. Но может ли быть так? И вновь перед нами встают извечные вопросы: Что было и сегодня находится за границей амеров вглубь их? Что находится за пределами демокритовско-асвировских амеров вглубь? Кто создал амеры? Наша мысль никак не желает смирится с мнением А.Асвира, что амеры «последнее имя природы». Сегодня существует раздел науки «Ориджинология» (автор термина В.Н.Копаниченко, г.Хабаровск), которая вроде бы должна заниматься этими и не только этими вопросами.
«Энгельс прав в том, - говорит А.Асвир, - что с каждым составляющим эпоху открытием… материализм неизбежно должен изменять свою форму». К сожалению, с материализмом наших дней, наполненного гигантским количеством открытий в естествознании второй половины ХХ века, пишет он, этого не произошло. Конечно же, утверждает А.Асвир, нельзя указать точную грань между философским определением материи и ее метафизической трактовкой, ибо конкретное богаче абстрактного и не порождено им. Даже такие философские понятия, как «материя», «субстанция», «сущность», - пишет Асвир, - Асвир, - не являются первичными конструкциями человеческого разума, поскольку только существующее понимание конкретного наполняет абстрактные понятия определенным содержанием. Смена метафизики неизбежно повлечет за собой изменение основных понятий материалистической философии». По Асвиру, понятие «материя» должно быть заменено каким-то другим, более тонким понятием. «Америя»? К сожалению, Асвир не говорит каким. Но насколько мы понимаем, термин «материя» и так достаточно глубок. К тому же современные философия и наука еще не дали ей нужного понимания ее природы
.«Существование одной самой малой перемещающейся частицы вещества, -пишет А. Асвир, - предполагает наличие материи в каждой точке пространства и бог ( демиург – Генеральный ремесленник-конструктор Платона – В.С.), прежде чем создать Землю, должен был бы вначале заполнить материей всю Вселенную. Механистическая же картина мира подталкивает исследователей к отождествлению вещества и материи». Думаю, слова о боге, произносимые в этом месте рассуждений А.Асвира, все-таки наверно излишни, ибо они к уже представленным им знаниям ничего нового не прибавляют. Все-таки, к своим идеям надо относится более бережно. Асвир напоминает слова Энгельса о том, что «материя есть не что иное как совокупность веществ, из которых абстрагировано это понятие». «Механицим утверждает, - пишет Асвир, - вот нечто – корпускула, вещество, материя, а вот ничто - пустота, то есть то, в чем нет ни корпускул, ни вещества, ни материи». Но как может в нечто существовать ничто – абстрагированная от корпускул, вещества материя? И как можно исследовать то, чего на самом деле нет?
А.Асвир утверждает, что «следует признать, что понятие материи не связано намертво с механическими представлениями». Это, по его мнению, был когда-то всего лишь этап в развитии понятия «материя». Действительно, америзм позволяет исследователю не приравнивать материю к веществу, и рассматривать перемещение вещества как вторичную форму движения, требующую одновременного и постоянного наличия материи в каждой точке пространства. Но тогда о какой новой материи говорит А.Асвир? Естественно, не о материи-абстракции Энгельса. Тогда, о какой? Попытаемся понять, о какой же материи Асвир ведет речь. Его материю нельзя удалить, прибавить, сделать более или менее плотной, изменить количество, перемещать. Все это, по Асвиру, можно делать только с веществом. Из выше изложенного, мы помним, что амеры не перемещаются и не деформируются, их количество в любой заданной области пространства (геометрии – В.С.) всегда и везде постоянно и не зависит ни от каких физических условий. В отличие от вещества, количество материи Асвира одинаково и в пустоте (? – В.С.), и в недрах сверхплотных звезд.
Материализм, основанный на механических представлениях, говорит Асвир, «отрицает субстанциально-субстратный характер материи». Т. Гоббс: «Общая всем вещам материя – не есть тело, отличное от других тел, но не есть и одно из этих тел». Г.Гегель: «Материя есть абстракция, которая как таковая не может быть воспринята нами». Ф.Энгельс: «Материя как таковая – чистое создание мысли и абстракция. Мы отвлекаемся от качественных различий вещей, когда объединяем их, как телесно существующие, под понятие материи». К.Маркс: «Не могут быть признаны субстанцией (материей – В.С.) никакие определенные элементы. Ведь если все переходит в эти элементы и все из них возникает, то почему же, наоборот, не признать, что в данном обратимом процессе они берут свое начало из совокупности всех остальных вещей? Ибо эти элементы сами представляют собой лишь определенный, ограниченный вид существования наряду с другими вещами и образуются они также благодаря процессу, совершающемуся в последних». Кстати сказать, подобное можно встретить и у современного материалиста В.Б.Кучевского: «Признание существования субстанции (материи – В.С.) независимо от бытия единичных вещей и до их возникновения тождественно признанию существования прямой линии при отсутствии составляющей ее совокупности точек». Такое понимание материи материалистами Т.Гоббсом Ф.Энгельсом, К.Марксом, В.Б.Кучевским и др. – материи как абстракции объединенного вещества в масштабах Вселенной создает весьма щекотливую ситуацию, замечает Асвир, потому что тогда материалистическая по форме мысль Энгельса «единство мира состоит в его материальности» оказывается двусмысленной по содержанию. Если материя – абстракция, то единство мира состоит в абстракции, в понятии. Это допустимо для идеалиста Гегеля, который считал Понятие основой материального, но не для материалиста Энгельса, который должен был искать единство мира явлений в Материи. «Материалисту нельзя соглашаться с абстрактным толкованием материи. Он должен, - пишет Асвир, - стремиться понять ее как субстанцию, как множество вездесущих объектов единой природы, образующих все остальные качественно различные вещи, а не как само множество качественно различных вещей, связанных одним общим именем. Беда Энгельса, считает Асвир, состоит в том, что он понимал материю как общее абстрактное, а не как общее конкретное. Вслед за Гегелем и Аристотелем Энгельс повторяет их слова о том, что «когда естествознание ставит себе целью отыскать единообразную материю как таковую и свести качественные различия к чисто количественным различиям, образуемым сочетаниями тождественных мельчайших частиц, то оно поступает таким же образом, как если бы вместо вишен, груш, яблок желало видеть плод как таковой». Естественно, такая идеалистическая программа не может быть реализована в материализме даже сторонниками механистической концепции, ограничивающими реальность множеством вторичных, качественно различных и эмпирически доступных вещей. Материалисты не должны отказываться от субстратного толкования материи, все-таки настаивает А.Асвир. Сумеем ли мы понять качественно различное из унифицированного – это вопрос самого существования материализма. Иной программы у материализма не было, нет и никогда (а впрочем, см.выше – В.С.), считает А.Асвир.. Все эти и подобные доводы, говорит А.Асвир, основаны на непонимании того, что материя существует не «наряду» с остальными вещами как нечто обязанное им бытием, а как субстанциальная и генетическая основа. Бытие материи первично и не обусловлено наличием вторичных наблюдаемых и перемещающихся тел, возникающих из нее позднее. Марксизм, называющий себя материализмом, не материализм, говорит А.Асвир, поскольку выступает против конкретной материи. А как далеко она прострается? – это очередной вопрос для исследователей.
Л.Б.Баженов пишет: «Тезис о неисчерпаемости материи является решительным отрицанием концепции первоматерии». Одним из основных доводов ортодоксальных марксистов против существования протоматерии является их предположение о бесконечной делимости всего материального. Вспомним высказывание В.И.Ульянова (Ленина): «Электрон также неисчерпаем, как и атом». А.Асвир, опирающийся на америзм Демокрита и свой, считает, что «его конкретное понимание начал бытия есть результат онтологизации начал познания. Первичное в мышлении будучи релятивным и неабсолютным, тем не менее отображает наличие некоего единого, актуального и абсолютного начала всего эмпирического бытия. В материалистической философии – это материя». В этом смысле, согласно А. Асвиру, множество амеров следует рассматривать именно как такую попытку. «Что из того, что-когда нибудь америзм,, - пишет Асвир, - может быть признан недосточным? Ровным счетом ничего! Ведь до тех пор он будет стимулировать наше познание», - парирует А.Асвир возможные выпады против его сегодняшнего понимания подобного (Асвир А. Неоматериализм. Философия и метафизика, М., 2006, с.95).
Для современного материалиста - неоматериалиста, по словам Асвира, поиск первичного предполагает одновременно и поиск простого, элементарного, но это не означает, что он ищет абсолютно первичное, абсолютно простое или говорит о принципиальной невозможности в будущем рассматривать это первичное и простое как вторичное и сложное. Речь с его стороны, утверждает он, идет об условно первичном объекте, для которого в настоящее время еще нет предпосылок, позволяющих считать его вторичным и сложным. А марксисты, отвергнув возможность существования первичного, фактически самоустраняются от поисков объекта-основания, заставляют себя топтаться на месте или объявлять определение материи В.И.Ульянова (Ленина) вечным. Естественно, такого быть не должно. Поиск даже условно первичного объекта действительно заставляет высказывать конструктивные гипотезы и проверять их, и это – пока – единственный для человека путь продвигаться вперед. Но, в конечном итоге, с каждым действительно выдающимся открытием в естествознании понимание материи также должно трансформироваться в новое, более точное, более основательное.
После этих весьма интересных, с моей точки зрения, рассуждений А.Асвира мы подошли к его определению материи. Правда, он опирается в данном случае на америзм Демокрита и свой, а не на какие-то выдающиеся открытия ХХ века в естествознании, о которых в свое время предположительно говорил Ф.Энгельс, В.И.Ульянов и другие. В общем и такой путь возможен, тем более, что ни СТО, ни ОТО Эйнштейна, ни квантовая механика сегодня не являют собой носителей этого выдающегося открытия (открытий). «Америзм диктует мне следующее определение материи, - пишет А.Асвир: - Материя – первичный уровень реальности, множество амеров, вездесущих, неперемещающихся и принципиально ненаблюдаемых элементов единой природы». В этом его определении, как замечает он сам, материя не вся совокупность качественно различных тел, не вся объективная реальность, но только ее фундаментальная часть, ее глубинный уровень. В этом определении, считает А.Асвир, он закладывает генетическую и субстанциальную основу качественно различных вещей вторичного уровня, которая, по его понятию, сливается в единое понятие «материя-субстанция», которая, с его точки зрения, есть вездесущая внеэмпирическая основа (у Асвира – фундамент) эмпирического мира, существовавшего до всего остального и образующее все остальное. Амеры Демокрита-Асвира как материя принипиально ненаблюдаемые объекты, которые не даны человеку в его ощущениях в виде фотографии, копии, но только далеким опосредованным образом отражены в них. Это новое материалистическое мировоззрение (америзм), считает А.Асвир, вырастает из сознания недостаточности наблюдаемого мира, который является всего лишь неполным отображением или по иному всего лишь срезом (интеллектуальным микротомом) подлинной внеэмпирической реальности. Здесь, по Асвиру, первичная, вездесущая, принципиально ненаблюдаемая материя является основой и фундаментом вторичного, наблюдаемого и кое-где встречающегося вещества. «Но не придем ли мы, - встревожено говорит А.Асвир, - таким образом к эквивалетности материи, изменившей свое содержание в границах америзма, к гегелевской абсолютной идеи? Конечно, нет, - заявляет он. – Возможность признания ненаблюдаемого, вопреки Гегелю, не является атрибутом идеализма. Идеалист признает первичным – высшее, а вторичное – низшим уровнем реальности. Для него высшее-духовное творит и определяет низшее-материальное». Неоматериализм-америзм Асвира признает первичное, как мы видим, - низшим, а вторичное – высшим, более сложным уровнем реальности. Вездесущая внеэмпирическая материя, по Асвиру, низший, простейший уровень реальности, и ее высшие наблюдаемые формы возникли из нее позднее. «Может ли низшее, - спрашивает А.Асвир, - познать высшее? Никогда! «Человек может познавать, - говорит Асвир, - окружающую его действительность, но познать высшее-духовное начало невозможно. Теизм вне науки. Положить Бога на стол, сделать его объектом научного познания – невозможно».(Асвир А. Неоматериализ. Философия и метафизика. М., 2006, с. 98).
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Комментарии