Внимание!
Предложения и заявки заказчиков

Размещение рекламных материалов

коммерческая реализация изобретений - ООО 'Адвансед Девелопмент Проджект' смотреть>>>

Требуются разработки по средствам контроля и ограничения по количеству дисковых операций производимых одним пользователемдля хостинг провайдера. смотреть>>>

Требуются разработки по использованию низкопотенциальной энергии смотреть >>>

Украли самолет (поэма)


 Валерий Симаков

УКРАЛИ САМОЛЕТ
(поэма)
Навстречу
летит Иркутск…
Ю.Визбор
Живу на «картинге». Работаю на «ринге».

Иркутск. Аэропорт. Вид словно на картинке.
Стеклянный терминал. А рядом будто в ножнах
Колонны здания в лесах. Плакат рекламный «ношпы».
На аэродромном «кастинге» у трапов терминала
«ИЛ-62М». Там баннер «Терминатора».
Арнольд Шварцнегер «бяше» на картинке
Внутри народищу, как на Московском рынке.
Жизнь бьет ключом, с ноги на ногу мнется.
В сторонке мент с развратной бабой бьется.
Здесь время золото. Здесь плитка шоколада
Вершит подчас… Молчу! Секрет ценнее клада.
Индус– на голове его чалма закручена, как кобра,
Таджик сидит, как йог, на симпатичном коврике.
Священник в черном весь. Старуха в мини-юбке.
А вот две девочки-двойняшки, две голубки.
Вот в шапке дед. Трясет седой бородкой.
У ног его мешок, прихваченный веревкой.
Акселераты-юноши, похожие на бройлеров.
У зеркала девица красит тушью брови.
Две девы полные. Как люстры – их мамаши.
А что ж отцы? Отцы? А вы-то что ж, папаши?
Хоть пруд людьми пруди. Особенно у кассы.
А вот красавица – глаза, что термокарсты.
Там где буфет, как фикусы, солдаты.
У окон моряки в начищенных бушлатах.
Здесь чуть свободнее. Здесь стойка регистрации
Не тех, кто странствовал, а те, кто жаждет странствий.
В углу транзитные – узбек и два грузина,
Которым этот мир – три личных магазина.
Шумит, живет клубок. Он смолкнет лишь однажды,
Когда иссякнет круг, таких, как Он отважных:
Портрет Гагарина. Полету годовщина.
Открытое лицо… Гудит зал, как машина.

Но тише к вечеру. К восьми уже свободно.
А к девяти часам уже гулять по залам можно.
Тот, взяв билеты, спать: вставать придется рано.
А этот в бар спешит опустошить карманы.
Второй этаж притих: он дремлет в полумраке,
За сумки, за часы, за рейсы в полустрахе.
Корыто с известью. Газетная витрина.
Техничка бодрая ведет свою машину.
Нежирный след воды зигзагом и по кругу
А вид ее таков, как будто бы за плугом.
– Ты чо, не видишь? Эй, уснул что ль, черт, усатый!
А ты? Дорогу дай, подонок волосатый!
Туды вас мать!
– Куды? А ну, братва, от скуки
Штаны засучим и поможем-ка старухе.
Тяжелый труд ручной пусть будет нам порукой…
Я из Хабаровска. Мне скоро будет двадцать.
Красив? Как вам сказать? Здесь есть к чему придраться.
В Иркутске по делам. Мы люди денег. Только
В кармане ни рубля. Но завтра буду дома.
Мой рейс на семь утра. Пока же только вечер.
Как Блез Паскаль сказал: «Подвешен в бесконечность».
Порой сквозь плоть стекла с полос аэродромных
Я слышу голос их. Им тяжко на подъемах.
Уж нет нужды гулять. Исчерпан лимит прочности.
Беспечности? Ну, нет! Наверно, непорочности.
Под голову – портфель, на кресло тело брошу.
Сибирский крепкий сон глаза мне запорошит.

III

– Граждане пассажиры, прибыл самолет рейс 215
Следующий по маршруту
Новосибирск – Иркутск –Хабаровск…

IV

Сон будто птица: пырх. Бегу к билетной кассе:
– Сестренка, места нет?
– Нет, места, рiднii братец.
– У-у-у, бабы жалкие!
Я мигом на площадку,
С которой только что была объявлена посадка.
И вот он самолет! Могучая сигара.
Рев реактивных двигателей. Один, как Ниагара.
Посадка началась. Сует билеты первый.
У каждого лицо – канаты мышц и нервов.
Но через пять минут закончена посадка.
– А вы?
– А мы!
Вдвоем остались с парнем.
– Мест больше нет! А впрочем, погодите.
Бывают иногда. Вы улететь хотите?
Она по лесенке, как бабочка, взлетела,
Нырнула вглубь. Прекрасно бабье тело!
Потом оттуда знак - нам пальчик показала,
Мол, есть всего одно. Она нам так сказала.
Метнулся мой сосед и разом очутился
Там, где я должен быть. Так с местом я простился.
Закрылся люк. Турбины засвистели.
Минута и они поднялись. Полетели…

V

Иду обиженный. С досады б разрыдаться.
Но сам я виноват. А он-то рад стараться.
Портфель свой волочу под своды зла и зала,
Как хрена горького вокзала.
– Все им мало!
Сажусь средь спящих тел, портфель зажав в колени.
– Ну, почему не я, а он. Он лучше что ль. Без тени
Рванись чуть раньше я – он был б на этом месте.
Я полон ненависти, зла, борьбы и лютой мести.
– Нет, почему не я? Мне надо бы рвануться.
Чего-то ногу жмет. Так хочется разуться.
Достойней что ль меня. Фигура? Из трех пальцев.
Умней? Не думаю.
Схватиться б с ним. Подраться!
Достойный муж! Мы мысленно схватились.
Я стал валить его.
– Чего шумишь? Веди себя потише.
– Уже четыре. Эх! Уснуть бы. Чем заняться?
Сейчас их самолет заходит на посадку.
Вот трапы пόдали. Открыли дверь салона.
А вот и он в обличии Солона
Взмахнул рукой:
– Эй! Граждане, миряне,
Мы не такое в прошлом вытворяли.
Не тот идет вперед, кто мыслит о движении,
а тот, кто движется.
– Ну, что за наваждение?
– Все в жизни нашей так: в Москве ль, в Иокогаме
Работай головой, а двигай все ж ногами.
Вот, дьявол, скоро семь. На час бы мне забыться.
Сир, надо бы поспать. Так, право, не годится.


VI

– Граждане пассажиры, объявляется посадка
На самолет, вылетающий по маршруту
Иркутск – Хабаровск!

VII

– Что? Где?
Бегу, содрав когтищи ночи.
– Долой мыслителей!
Да здравствуют!..
  А впрочем?..

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Комментарии